Одежда без иероглифов

В известном анекдоте турист купил в Китае свитер с иероглифами и удивлял, почему на него так странно реагируют китайцы. А на свитере было написано: «Я глупый человек, которому просто нравится вид иероглифов, и только поэтому я купил этот свитер».

К сожалению, непонятные, малопонятные, а также не блещущие оригинальностью надписи стали в последние годы неотъемлемым элементом оформления недорогой одежды. Особенно детской. Однако в этом мутном потоке ширпотреба выделяются дизайнеры, берущиеся сделать красивую вещь, не украшая её литерами.

Производимая в Туле детская одежда от Екатерины Орловой отличается этим важным свойством. Приведённые на сайте примеры одежды разных сезонов красивы без использования слов LOVE или KID в качестве основного элемента украшения.

Юношу в инвалидном кресле выручает интернет

«Родился я нормальным ребенком, но когда мне было семь месяцев, врачи поставили мне неверный диагноз и неудачно сделали спинно-мозговую пункцию, в результате чего я перенес детский церебральный паралич. Так что можно сказать, я — жертва врачебной ошибки... Не могу самостоятельно себя обслуживать, ходить, тяжело говорю. Дома хожу при помощи поручней, прибитых к стенам по всей квартире, изредка выезжаю на коляске на улицу», — так начал Юра рассказ о своей жизни.

Несмотря на болезнь, Юра успешно закончил школу и поступил учиться заочно на исторический факультет Сыктывкарского университета. Это ему удалось во многом благодаря родителям и учителям. Отец Юры руководит центром организации «Достижения молодых», а мать работает воспитателем в гимназии искусств. Кстати, и в школе, и в университете Юра был отличником. Его даже ставили в пример одноклассникам, которых он никогда не видел. Школьные учителя приходили к нему домой. В то время он жил с родителями в Печоре и когда поступил в Сыктывкарский университет, к нему специально приезжали преподаватели истфака, чтобы принимать экзамены. Учеба осложнялась тем, что Юра физически не может писать ручкой или карандашом. Зато усидчивости ему не занимать.

Шесть лет назад Юра закончил университет и оказался в тупике. Кому нужен историк, который не может самостоятельно выйти из дома, что-нибудь написать от руки и даже поговорить по телефону? Было страстное желание найти работу, но все только отмахивались от молодого специалиста. И все-таки ему удалось найти какое-то подобие работы — с 1992 по 1999 годы он был внештатным корреспондентом газеты «Печорское время», потом семья переехала в столицу республики, и Юра снова остался не у дел. Но у него уже был компьютер.

...

Еще одно «детище» Юры — это крохотная газета на международном языке эсперанто «Norda stelo». Дело в том, что Юра десять лет назад познакомился с этим языком, выучил его и в течение многих лет был активистом эсперанто-движения. Два года назад он, по собственному признанию, «умудрился» стать председателем местного общества эсперантистов «Гиперборея». Правда, этот пост слишком уж символичен. Зато газету этого общества «Norda stelo» Юра делает вовсе не символическую. Он верстает ее на своем компьютере и распечатывает небольшим тиражом на принтере. Самиздатовскую газету на двух страницах читают не только в российских городах, но и за границей.

Друзей по сети Юра находит случайно. В основном это эсперантисты, но встречаются и «русские люди из разных уголков мира». Правда, порой новые знакомые выходят на Юру сами – дело в том, что его часто путают с лидером ДДТ и приветствуют как певца или спрашивают, имеет ли Юра что-нибудь общее с ним, кроме имени и фамилии. Иногда потом завязывается переписка.

Кроме того, Юра пишет и публикует в сети свои фантастические рассказы о «скитаниях вечных и о Земле», герои которых «бороздят космические просторы».
Домашняя страница Юры существует на двух языках: русском и эсперанто. Сетевые эсперантисты уже хорошо с ней знакомы. Не знаю, оправдал ли эсперанто надежды Юры, но новых друзей он с помощью языка нашел немало. Интересно, что само название международного языка эсперанто переводится словом «надеющийся».

А. Артеев, Молодёжь Севера;
статья полностью

Инвалидная кресло-каталка и другие товары в магазине медицинской техники.

Мнения о сквернословии в России

Зоя Константиновна, вахтер:
— В нашей семье никто не ругается. Матерные слова знают все, но воспитанный человек их не употребляет. Я считаю, что каждый обязан следить за своей речью. Как бороться со сквернословием? Наверное, нужно стыдить тех, кто ругается, делать им замечания — в общем, не проходить мимо этого позорного явления.

Женщина лет сорока:
— Я иногда ругаюсь, если меня кто-нибудь доводит. Борюсь сама с собой, одергиваю себя, потому что знаю: сквернословие — великий грех.

Молодая мама:
— Очень некрасиво, когда матом ругаются женщины и дети. Моему ребенку 6 лет, и он «приносит» матерные слова из детского сада. Приходится шлепать его по губам. Если он в шесть лет такое говорит, то что же будет дальше?!

Дмитрий Николаевич, пенсионер:
— Не мы такие — жизнь такая. Ну как не ругаться, когда вокруг такой бардак творится? Когда у меня всё хорошо, я не матерюсь. А если в доме дурдом, и в государстве творится невесть что, то нормальных слов не хватает. Да что я — вы бы слышали, как моя жена выражается, когда получает пенсию! Продолжение →