Новые испанские слова

О новшествах в официальном словаре испанского языка.

Стоящая на страже кастильского лексикона Королевская академия испанского языка (RAE) опубликовала в этом году новое издание своего объёмного словаря.

В сотрудничестве с 21 (!) академией в других испаноязычных странах, RAE подготовила лексикографический путеводитель по современному испанскому языку. В 23-е издание словаря вошли рекордные 93111 статей, включая около пяти тысяч новых слов. Многие новшества проникли в испанский из английского, нередко сразу в нескольких формах благодаря разнообразию испанских вариантов в разных странах.

Среди новых испанских слов отмечают: Продолжение →

Секс и новые слова

Освоение новой лексики стимулирует те же зоны удовольствия в мозгу, что и секс.

2014-11-03 19-55-18 IDIBELL - Bellvitge Biomedical Research Institute - Mozilla FirefoxРезультаты последних исследований в Барселоне показали, что запоминание новых слов может и должно приносить удовольствие, сравнимое с удовольствием от секса или шоколада.

Совместная испано-германская группа учёных в Институте биомедицинских исследований Бельвидже (L’Institut d'Investigació Biomèdica de Bellvitge, IDIBELL) обнаружила, что заучивание лексики вызывает активизацию в вентральной части полосатого тела мозга. Эта область мозга участвует в «системе подкрепления», её работой объясняется чувство удовлетворения Продолжение →

Google попросил шведов уточнить значение слова „негуглабельный“

Google требует от Шведского языкового совета явного упоминания своей торговой марки Google в определении слова „ogooglebar“ („негуглабельный, негуглимый; не находимый в интернете при помощи поисковой системы“). Совет предпочёл не связываться с проблемным словом и удалил его из списка регистрируемых новых слов.

Обсуждение этого случая однако переросло рамки переписки между двумя организациями. Глава Шведского языкового совета Анн Седерберг высказалась довольно резко на эту тему: „Гугл не владеет языком. Значения слов в языке определяем мы, говорящие на нём, а не транснациональные корпорации“.

Больше на тему: Sweden Raises White Flag on ‘Ungoogleable’

Спасти русский язык в Думе

В Государственной Думе депутаты от ЛДПР выступили с законопроектом, направленным на защиту русского языка от чрезмерного числа новых заимствований. Народные избранники предлагают штрафовать государственных служащих и средства массовой информации за необоснованное использование новозаимствованной лексики.

«Предложенный недавно законопроект говорит о том, что его инициаторы потеряли связь с реальной жизнью. Язык живёт и без них. И если иностранное слово даёт чему-либо точное и конкретное определение, то почему же его нельзя произносить?» — прокомментировал ситуацию Александр Друзь, магистр игры «Что? Где? Когда?»

Блогер Николай Камнев отозвался об инициативе ещё резче: «Идею ограничить употребление иностранных слов чиновниками и журналистами иначе чем популистской просто не назовёшь. Я считаю, что на такие законодательные инициативы просто не стоит обращать внимания. И не стоит кормить людей, которые выдвигают подобные идеи».

Цитаты по тексту «Петербургского дневника» за 1 марта

Новый английский глагол

На чемпионате Европы по футболу появился новый глагол — to kerzhakov, сообщает „Эхо Москвы“ со ссылкой на РБК.

Слово, образованное от фамилии нападающего сборной России, используется для описания неудачного удара футболиста по воротам в голевой ситуации. Перевести неологизм на русский язык можно как «кержакнуть». Как утверждают в РБК, впервые его употребил журналист британской газеты „Гардиан“ в текстовой трансляции матча чемпионата Европы «Англия — Италия». Эпизод, когда один итальянских футболистов не забил гол с небольшого расстояния, журналист прокомментировал так: «Мяч попал к Де Росси, который развернулся и кержакнул мимо ворот с шести метров».

В ходе турнира Александр Кержаков нанёс по воротам соперников 12 ударов, только один из которых пришёлся в створ. В этой связи в интернете появилось много шуток про непопадания Кержакова — вроде „сборная летит домой, только Кержаков не попал на самолёт“ или „Дзагоев пригласил на свадьбу Кержакова, но он не может попасть“.

Синий, красный, голубой...

Согласно гипотезе лингвистической относительности, известной также как гипотеза Сепира-Уорфа (the Sapir–Whorf hypothesis), язык человека определяет его восприятие мира. Иначе говоря, носители разных языков воспринимают окружающий мир немного по-разному в зависимости от особенностей их родного языка.

Сотрудники Массачусетского технологического института (США) во главе с Джонатаном Винавером провели в Бостоне эксперимент, направленный на то, чтобы выяснить, как отсутствие или наличие лексической дифференциации между оттенками синего цвета соответственно в английском и русском языках влияют на восприятие этих оттенков носителями указанных языков. Были отобраны две группы испытуемых из природных носителей соответственно английского и русского языков. Обеим группам были даны одинаковые задания, в которых предлагалось выбрать, какой из трёх предложенных синих квадратов разных оттенков наиболее похож по цвету на четвёртый квадрат.

В первом задании все три квадрата лишь незначительно отличались оттенками, в то время как во втором оттенки синего заметно различались — от светлого (голубого) до тёмного (синего). Англоязычной группе было одинаково трудно выбрать наиболее подходящий заданному цвет в обоих заданиях, так как в английском языке светлый и тёмный оттенки синего цвета не различаются и объединяются под одним понятием blue. Носители же русского языка с трудом справились с первым заданием, однако легко выполнили второе, так как в русском языке светло-синий (голубой) и тёмно-синий (синий) являются двумя разными цветами.

«Нами впервые было получено экспериментальное подтверждение межъязыковых различий в восприятии цветов», — отмечает Винавер.

С другой стороны, когда русскоязычным участникам было предложено перед повторным выполнением задания запомнить и держать в уме восьмизначное число, они выполнили оба задания с одинаковым трудом, так же как их англоязычные коллеги. По мнению Винавера, это объясняется тем, что из-за затраты дополнительных усилий на запоминание мозг с бóльшим трудом решал поставленную задачу и вынужден был пренебречь «излишним» различием между разными оттенками цветов, заложенным в языке.

По материалам сайта
NewScientist 

Используйте возможности языка по максимуму

Природа естественных языков не является полностью логичной, к тому же их состояние в каждый момент времени старается «законсервировать» литературная норма. Поэтому языки зачастую не используют в полной мере своих возможностей из-за ограничений, носящих чисто условный характер.

Так, во всех языках имеются продуктивные модели словоизменения и словообразования — те, по которым можно образовывать новые слова. Однако далеко не везде и не всегда это допускает норма.

Так, в английском языке модальные глаголы не имеют форм будущего времени, а глагол must «должен» даже не имеет прошедшего времени. Это объясняется определёнными историческими причинами, однако на практике значительно ограничивает свободу употребления данных глаголов. Если в русском языке можно сказать «Я смогу это сделать» и «Я должен был это сделать», то по-английски то же самое нельзя выразить продуктивным способом — нельзя сказать *I will can do it и *I musted do it, а можно только пуститься обходными путями и использовать синонимичные конструкции: I will be able to do it «Я буду способен это сделать» и I had to do it «Мне нужно было сделать это».

В русском языке согласно норме нельзя образовывать причастия будущего времени. К примеру, нельзя сказать *Смогущий сделать это человек, а можно только сказать Человек, который сможет это сделать. В то же время в некоторых других языках, таких как латинский или эсперанто, причастие будущего времени существует; например, «сделающий тот, который сделает» на латинском будет facturus (от facere «делать»), а на эсперанто faronta (от fari «делать»). Крылатое латинское обращение римских гладиаторов к императору Ave, Caesar, morituri te salutant! переводится на русский как «Здравствуй, Цезарь, умрущие идущие на смерть приветствуют тебя!»

Именно на такие моменты обращает внимание читателей русско-американский филолог и философ Михаил Наумович Эпштейн в своей Интернет-рассылке «Дар слова: проективный лексикон русского языка». Помимо введения лингвистически возможных, но запрещённых нормой языковых категорий вроде причастий будущего времени, он предлагает более активно использовать существующие в языке словообразовательные модели. Так, качество, свойственное Ивану, можно назвать иванистый (Он шёл иванистой походкой), а понятие «молча, но многозначительно переглянуться» можно выразить словом перемолкнуться (Наступила тишина, во время которой они перемолкнулись). Михаил Эпштейн также призывает образовывать больше слов по популярной в английском языке модели «слов-бумажников» (portmanteau words) — составных слов, сочетающих начало одного слова с концом другого. Например, человека, постоянно ищущего информацию, можно назвать инфонавтом, так же как интернавтом можно назвать человека, любящего сидеть в Интернете.

Такие слова вполне допускаются возможностями русского языка — так почему же их активно не образовывать и не использовать в устной и письменной речи? Соответственно, и языковая норма должна благосклонно принимать новые слова, если только они действительно заполняют в языке смысловые лакуны и обозначают понятия, которые существуют и встречаются в жизни, но не имели ранее для своего обозначения какого-то определённого слова.

Подписаться на рассылку «Дар слова» можно здесь.

Вылюдник

Русская народная речь богата производными от корня люд- со значением нарядности или пристойности.

Так даже в книжной традиции XVIII-XIX века использовалось слово «людскость» в значении «учтивость, воспитанность, умение себя вести». Слова «людкость, людскость» есть в этом значении в словаре Даля. Продолжение →