Эстонские аптеки будут гибче

Жители Эстонии смогут получать информацию о лекарствах на русском языке.

Аннотации к лекарствам, продающимся на территории Эстонии, будут помимо эстонского языка переводиться также на русский, английский и финский. Такое решение внесено в коалиционный договор между Социал-демократической партией и Партией реформ Эстонии. Договор подписан 20 марта, сообщает «Постимеэс».

По действующим законам к лекарственному препарату должен прилагаться информационный листок о его составе, содержании активных веществ, использовании и хранении на эстонском языке. Учитывая, что почти для трети населения Эстонии родным языком является русский, правильное использование лекарств для этой группы людей существенно затруднено. Поэтому новое правительство введет положение, при котором покупатель лекарства при желании мог бы получить аннотацию к нему на русском языке со всей необходимой информацией. Аннотации также будут доступны на английском и финском языках.

«Речь идет о весьма специфической сфере, где порой сложно правильно разобраться в содержании текста даже на родном языке, — отметил депутат Рийгикогу Евгений Осиновский. Продолжение →

Водский словарь опубликуют в Эстонии

В начале 2014 года новый водский словарь увидит свет в Эстонии.

Словарь будет издан малым тиражом в январе 2014 года, в первую очередь для оставивших предварительную заявку на получение словаря.

Уникальный словарь снабжен, помимо водско-эстонско-русской словарной части, обстоятельным предисловием (на эстонском и русском языках), а также эстонско-водским и русско-водским регистром. В книге Продолжение →

Уроки истории не мотивируют эстонцев учить русский

Эстонским школьникам трудно даётся русский язык после уроков истории.

Во многих эстонских школах русский язык преподают как второй иностранный, обычно начиная с шестого класса два или три часа в неделю.

Специалисты отмечают, что изучение русского даётся детям тяжело. Сказывается не только объективная сложность русской грамматики, но и низкий уровень мотивации. Многие решают для себя, что английский куда важнее — и занимаются только им в ущерб второму иностранному. Другим мешают... уроки истории, ведь русский язык ассоциируется с советским прошлым страны.

Русское издание газеты „Postimees“ цитирует преподавателя русского языка из Языкового центра Таллиннского университета Илану Файман:

Давайте не будем скрывать — это чисто идеологическая причина. Приведу такой пример. У меня в этом году девушка и парень из Раквере просились прийти сразу на два курса русского языка — А1 и А2. Я спросила у них: „Зачем вам так много занятий, это же 12 часов еженедельно, вы же не выдержите такую нагрузку. Это не нужно. Возьмите один курс и посещайте лекции и работайте в рамках одного курса настолько, насколько это возможно“.

Молодые люди мне отвечают, что это их выбор, и они хотели бы посещать сразу два курса. Мой следующий вопрос был таким (о нем потом сильно пожалела): „А что ж вы в школе не учили русский язык?“ Я услышала такой ответ: „А вы думаете, что нам легко идти на урок русского языка после урока истории?“

Их ответ был настолько искренним. Я им благодарна за него. После этого у меня было такое нехорошее послевкусие. И я стала думать, а действительно легко ли им? А легко ли учителю вести урок в такой ситуации? Нельзя сравнить позиции учителя английского языка с позициями учителя русского языка.

Государственным и наиболее распространённым языком Эстонии является эстонский. При этом до трети населения страны считают родным языком русский.

Эстония поддержала финно-угорские народы России

В рамках проходящей в Эстонии Недели родственных народов Эстонский институт прав человека выразил обеспокоенность по поводу возрастающей ассимиляции финно-угорских народов, проживающих в России. В обращении института, в частности, указывается на ликвидацию в 2009 году возможности сдавать государственный экзамен на финно-угорских языках, а также на отсутствие законодательной базы для изучения языков нацменьшинства и использования их в общественной жизни.

«До сих пор участие финно-угров в общественной жизни ограничивается народным творчеством, государственное финансирование которого производится по не совсем ясным критериям, что дает российским чиновникам проводить всё по собственному желанию, без учета потребностей самих нацменьшинств», — сообщает институт.

Народы Северо-Запада России, говорящие на языках прибалто-финской группы, родственных финскому и эстонскому языкам (карельский, вепсский, ижорский, водский), действительно стремительно утрачивают знание своих родных языков, вытесняемых русским как более престижным. Карелия считается самой русифицированной республикой в составе Российской Федерации; карельский язык в ней до сих пор не имеет статуса официального. С другими прибалто-финскими языками РФ дело обстоит ещё хуже: число носителей вепсского языка составляет несколько сотен человек, ижорского и водского языков — всего несколько десятков. Сохранение этих языков не обеспечивается государственной политикой, в результате чего они находятся на грани исчезновения.

По материалам rus.err.ee

Референдума по русскому языку в Эстонии не будет

В интервью сайту фонда «Русский мир» первый руководитель Российского Федерального агентства по делам СНГ и соотечественников, проживающих за рубежом, Фарит Мухаметшин заявил, что в Эстонии готовится референдум по приданию русскому языку статуса государственного, аналогичный тому, который прошел в Латвии.

Как сообщил сайту DzD.ee представитель фонда «Русский мир» в Эстонии Андрей Красноглазов, в данном случае имеет место информационный сбой: ни на каком уровне данная инициатива не обсуждалась.

Красноглазов сказал DzD.ee, что, очевидно, в ходе интервью произошла путаница, и Мухаметшин имел в виду инициативу Татьяны Жданок в Европарламенте о начале кампании по сбору подписей за придание многим традиционным языкам Европейских стран (в том числе и русскому) статуса официальных языков Европейского союза. Для осуществления этой инициативы необходимо собрать миллион подписей минимум в семи странах ЕС.

Сбор подписей, если в марте эту идею поддержит Генеральная ассамблея Европейского свободного альянса (а в этом сомнений нет), будет проходить с 1 апреля в Великобритании, Франции, Испании, Нидерландах, Германии, Латвии, Литве и Эстонии, однако это никак не связано со статусом русского языка в этих странах, — указал Красноглазов, добавив, что во время его только что завершившегося визита в Москву, речи о проведении в Эстонии референдума, аналогичного латвийскому, не шло.

Эстонский хирург боролся за язык по-своему

Сразу несколько пациентов одной из таллинских поликлиник пожаловались на специалиста по челюстно-лицевой хирургии, который, по их словам, дискриминировал их по языку. Дайвер Дмитрий Смольников обратился к врачу по-русски, на что услышал требование рассказать о проблеме на государственном (эстонском) языке. Дмитрию прямо было сказано, что врач не будет его лечить, если тот не заговорит на эстонском. Продолжение →

Языковая инспекция гонит с работы эстонских таксистов

Эстонская языковая инспекция рекомендовала таллиннским работодателям уволить таксистов, плохо владеющих национальным языком, сообщает DELFI.ee.

Как заявил главный надзиратель инспекции Лехо Класер, из 150 водителей, прошедших проверку в этом году, в необходимой мере эстонским языком владели всего 16 человек.

Между тем ранее эстонское издание Eesti Paevaleht сообщало о нехватке персонала в таллиннских компаниях, занимающихся таксомоторными перевозками. Источники издания объясняли это, в частности, низкими доходами водителей.

Lenta.ru

Проблемы русского языка в Эстонии

Марианна Тарасенко, впервые опубликовано на Gramota.ru

На вопрос «как в Эстонии обстоят дела с русским языком?» можно либо не отвечать вообще, либо отвечать до бесконечности. Ситуация такая, что ответить «никак» очень бы хотелось, поскольку это все же подразумевало бы некоторую относительно здоровую стабильность, но, к сожалению, то, что происходит, больше тяготеет к определениям порядка «как-то» и «кое-как». Судите сами.

Первая проблема — общая для всего постсоветского пространства, в которую входит и сама Россия: лучшие образцы того, как говорить не следует, мы черпаем все-таки из российских телевизионных программ и не менее телевизионной рекламы. Как умеем, вносим и свою лепту. Пишущие журналисты (это не говоря уже о том, что далеко не все из них умеют писать без ошибок), например, никак не могут уловить тонкого различия между «власть имущими» и «властями предержащими», но термины эти любят за красоту и активно используют в письменной речи. Обычно невпопад и с традиционной ошибкой. Радиожурналисты все никак не научатся склонять числительные и правильно ставить ударения в словах. Продолжение →