Крылатые слова и афоризмы. От составителя

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Мысль о составлении сборника «крылатых слов» родилась у автора еще в 1910 г., и тогда же он приступил к постепенному ее осуществлению. Предлагаемая книга представляет собою, таким образом, плод двадцатилетнего — с неизбежными перерывами — труда по собиранию, обдумыванию, обработке и систематизации материала. Труд задуман был как «опыт энциклопедии цитаты и афоризма». Однако бумажный кризис и поставленные в связи с этим жесткие рамки пространственному оформлению книги вынуждают автора сильно урезать первоначальный замысел. Не отказываясь от осуществления в будущем полностью задуманной работы, автор предлагает вниманию читателя то, что можно было бы назвать «антологией цитаты и афоризма».

Необходимость составления сборника диктуется полным, в сущности, отсутствием работ подобного рода на русском языке. Их не было двадцать лет тому назад, нет, насколько автору известно в момент писания этих строк, и сейчас. Или есть — но совсем не то.

Почтенный труд В. А. Михельсона «Русская мысль и речь» (1903—1904, два тома) с академической точки зрения представляет несомненную ценность обилием и разнообразием лексического сырья — «словесной руды», по меткому выражению Маяковского; но подавляющее большинство приведенных в нем выражений принадлежит к элементарно и универсально понятным оборотам живой народной речи (пословицы, поговорки, сравнения и пр., вроде «в сиротстве жить — слезы лить», «каков батька, таковы и детки» и тому подобные образцы наивной мудрости). Собственно же «крылатых слов» литературного языка из области политики, науки и литературы мы насчитали менее 5 процентов занумерованных Михельсоном выражений. Удельный же вес их в общем содержании объемистой книги совсем ничтожен. Поскольку же «крылатые слова» встречаются, выбор их носит совершенно случайный, бессистемный характер, при полном равнодушии к фразам социально-политического мира и тяготении, как к источнику цитирования, к второстепенным или реакционным писателям (Маркевич, например). Исключение сделано для Щедрина и отчасти Островского и Тургенева: этих классиков обойти Михельсон не решился, правда, но подбор цитат показывает абсолютное отсутствие чутья к «крылатому слову» и его роли в литературе. Все богатство слова, рожденное политической и идейной борьбой лучших представителей русского общества против самодержавно-крепостнического строя, прошло мимо автора.

В 1899 г. вышла 2-м изданием (переиздана недавно) книга С В. Максимова «Крылатые слова» — пространные объяснения нескольких десятков народных слов и выражений, хотя и имеющих некоторую «историю» («кричать во всю ивановскую» и т. п.). Можно было бы упомянуть еще о «Книге цитат» Н. Абрамова (СПБ 1912), совершенно невразумительном «сборнике общеупотребительнейших русских изречений и пословиц», целиком заимствованных у Михельсона и вызывающих полнейшее недоумение отсутствием каких бы то ни было пояснений к ним и точных указаний на первоисточник.

Таким образом книги для справок о «крылатых словах», особенно последних 50—60 лет, все еще нет. Нет книги, которая давала бы ответы на недоуменные вопросы, часто возникающие по поводу той или иной «крылатой фразы»: Откуда это? Кто это сказал? Когда? При каких обстоятельствах? Каков, собственно, смысл фразы? Точно ли так сказано, как в первоисточнике?

Между тем нужда в такой книге огромна. Революция выдвинула совершенно небывалые по численности новые кадры и писателей, и читателей — кадры из пролетариата и крестьянства, жадно стремящиеся к знанию, к чтению и к самостоятельному участию в литературном творчестве страны, но не прошедшие «правильной» литературной школы, какую могли в свое время проходить представители имущих, досужих, привилегированных классов. Но литературный язык наших дней (особенно газеты, журнала), как и прежде, густо уснащен цитатами, афоризмами, «крылатыми словами» и словечками, литературными и историческими намеками и т. п. Если таковые впитывались «стариками» литературы и читающей интеллигенции почти автоматически и бессознательно, постепенно входя прочною составною частью в их литературный багаж, то этому немало содействовала, с одной стороны, старая школа, налегавшая на «классиков», на литературу за счет реальных знаний, а с другой — у писателя помещичьей России в общем было больше досуга «пописывать», как и у его читателя — «почитывать». У многих писателей (особенно у Плеханова) пользование цитатой и афоризмом достигало степеней высокого искусства, нередко приобретая характер утонченного гурманства.

И в самом деле: меткая цитата или изречение — могущественное средство пояснения и иносказания, несомненный «рационализаторский» прием передачи своей мысли или настроения, огромная «экономия» слова. Весь багаж «стариков» целиком перешел в нашу нынешнюю печать и литературу, где он еще приумножился. Но проводники этого багажа, «старики» и «полустарики», зачастую, увы, забывают, с какой аудиторией они теперь имеют дело.

Мы приведем один весьма разительный и показательный пример. 6 мая 1928 г. Н. И. Бухарин делал доклад VIII съезду ВЛКСМ, т. е. молодежи, в большинстве весьма зеленой. Речь его, по обычаю, была пересыпана афоризмами, цитатами — словом, «крылатыми словами», без сомнения загадочными для подавляющего большинства его юной аудитории («социализм дураков», «крепкий хозяин» — и даже: «А глядишь — наш Мирабо старого Гаврилу за измятое жабо дует в ус да в рыло»). Едва ли можно отрицать, что если кто из комсомольцев и знает, скажем, что выражение «крепкий хозяин» принадлежит П. А. Столыпину времен его аграрной «реформы», то вряд ли многие даже из «старой гвардии» хорошенько помнят, что это за «Мирабо» такой, «дующий в ус да в рыло» старого Гаврилу, кто, когда и почему так живописно выразился.

Не подлежит спору, что цитате, «крылатому слову» пора перестать быть выдержкой из «книги за семью печатями». Сборник «крылатых слов» нужен не одним «старикам»: он во много раз нужнее многочисленным кадрам селькоров и всяческих иных «коров», начинающим критикам, беллетристам, журналистам, агитаторам, пропагандистам и, наконец, просто всякому вдумчивому читателю. Между тем небрежное и искаженное пользование цитатами приобретает в последнее время характер «бытового явления», как о том свидетельствует хотя бы статья Б. Огрона «Беспризорные цитаты» в 5-й книжке журнала «Звезда» за 1929 г. Источник справки о точном тексте цитаты необходим и с этой стороны.

Тому, кто не впервые встречает то или иное «крылатое слово», но забыл или никогда не знал его первоисточника, сборник поможет выяснить таковой; кому то или иное выражение вовсе незнакомо или непонятно, тех сборник ознакомит со смыслом или происхождением его; всякому вообще — даст точный текст цитаты; и наконец, тому из пишущих, кто ищет подходящей фразы для цитаты или эпиграфа, сборник облегчит отыскание материала и правильное, т. е. к месту, пользование им.

Автор полностью сознает недостатки книги, совершенно неизбежные при первых опытах подобного рода: субъективизм в выборе некоторых цитат; недостаточность иных объяснений; возможные ошибки в указании источника, или в некоторых случаях (весьма редких) прямое неуказание его: это те случаи, когда он не считал себя вправе исключить яркую, меткую и употребительную цитату, хотя бы источник ее оставался невыясненным или неясным. Автор не станет оправдываться поговоркой «не ошибается только тот, кто ничего не делает»: именно тот, кто ничего не делает, и ошибается чаще всего! Но он с признательностью примет всякие указания, которые позволили бы ему устранить замеченные дефекты в возможном повторном издании. Некоторое извинение он усматривает для себя лишь в том, что весь нелегкий и ответственный труд собирания и обработки «крылатых слов» родного языка, не занесенных в какие-либо справочники, т. е. 90 процентов материала книги, выполнен им единолично.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *