Крылатые слова и афоризмы. Я не поэт, а гражданин

Я не поэт, а гражданин.

Декабрист К. Ф. Рылеев в посвящении своей поэмы декабристу А. А. Бестужеву.

Я обвиняю!

Знаменитое J’accuse! Эмиля Золя: открытое письмо к президенту республики в газете Клемансо Homme Libre 13 января 1898 г., в котором он обвинял французский генеральный штаб и военное министерство в сознательном направлении дела Дрейфуса по ложному следу и разоблачал подлоги и обманы. См. Дрейфусиада.

Я отдал бы тебе половину моего царства, чтобы только научиться управлять другою.

Такие слова произнес будто бы Петр I перед гробницею кардинала Ришелье.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа.

Пушкин (1836).

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид.

«Памятник» Г. Р. Державина (1796). И пушкинский, и державинский, и многие другие «памятники» (в том числе Брюсова) — переводы или перепевы «Памятника» Горация.

Я пережил свои желанья,
Я разлюбил свои мечты.

Пушкин, «Элегия» (1821).

Я погибал, —
Мой злобный гений
Торжествовал.

А. И. Полежаев, «Провидение». Злобный гений поэта — Николай I, сославший его рядовым на Кавказ за шуточную поэму «Сашка».

Я пользуюсь животными для поучения людей.

Французский баснописец Лафонтен, в посвящении басен дофину.

Я поставил свое дело ни на чем.

Начало стихотворения Гете «Суета сует».

Я по ушам узнал его как раз.

Пушкин, «Ex ungue leonem» — «По когтю льва» (1825). «Узнать (или: «дорисовать») по когтю льва» встречается у греческого поэта Софрона Сиракузского, в V веке до нашей эры, но приписывается Фидию (500 г. до нашей эры) и еще более древнему источнику — Алкею (610 г. до нашей эры). См. Ex ungue leonem.

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ.

Н. А. Некрасов, «Неизвестному другу» (1866).

Я пришел к тебе с приветом —
Рассказать, что солнце встало…

Это стихотворение, некогда непременный завсегдатай всех хрестоматий, ныне цитируется нередко — но иронически. Принадлежит А. Фету (1820—1892).

Я прогрессист, но без нахальства:
Мне страшен каждый генерал…
Но, с дозволения начальства, —
Я либерал, я либерал!

Герой эпохи 1905 г. Анонимный (подписанный «А») «Гимн в честь воскресающего, с дозволения начальства, либерализма российского».

Я проснулся в одно утро и увидел себя знаменитым.

Слова Байрона о неожиданном для него самого успехе двух первых песен «Чайльд Гарольда», заимствованные из его дневника.

Ярмарка жизни.

См. Базар житейской суеты.

Ярмарка невест.

В пушкинские времена — Москва. См. «Евгений Онегин», глава 7-я, строфа 26-я.

Ярмарка тщеславия.

См. Базар житейской суеты.

Я сам свой предок.

Приписываемый А. Жюно, герцогу Абрантесу, наполеоновскому генералу (1771—1813) ответ, когда его спросили о предках. Аналогичный ответ был дан по такому же поводу герцогу Монморанси маршалом Сультом, также сподвижником Наполеона. См. Это мы — предки.

Я слышу звуки одобренья
Не в сладком рокоте хвалы,
А в диких криках озлобленья.

«Крылато» со времени цитирования Лениным («Мы слышим» и т. д.) в статье «Удержат ли большевики государственную власть» (1917).

Я слышу молчание!

Так уверял московский полицеймейстер во времена Герцена и Огарева, в начале 40-х годов прошлого века (А. И. Герцен, «Былое и думы», глава 38-я).

Я сын скептического века,
Я твердо верю в человека,
Я не боюся за него.

«Беседа в Трианоне» К. К. Павловой-Яниш (1810—1893).

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь, я раб, я червь, я бог!

Ода «Бог» Г. Р. Державина.

Я устал царить над рабами.

Фраза Фридриха II (в одном из его кабинетских приказов 1785 г.).

Я царь, я раб.

См. Я телом в прахе истлеваю.

Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо.

Афоризм принадлежит Теренцию (185—155 г. до нашей эры), римскому писателю комедий, из его «Самоистязателя», действие 1-е, сцена 1-я. Эти слова, впрочем, приписываются также Диоклециану, римскому императору (239—313).

Я человек, который смеется; он человек, который убивает.

В. Гюго, «Король веселится», действие 2-е, сцена 1-я.

Ящик Пандоры.

По греческой мифологии (сообщенной в «Делах и днях» Гезиода, поэта VIII века до нашей эры), Пандора, получив от Зевса ящик (ларец, или, точнее по подлиннику, кадку), которого не следовало открывать, подняла крышку, и оттуда вылетели все беды человечества: болезни, смерть, голод и пр. Это была месть Зевса за похищение Прометеем небесного огня, построенная на расчете на женское любопытство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *