Мифы о двуязычии

Сегодня во многих семьях, где один или оба родителя говорят на двух языках, перед родителями возникает проблема: на каком языке учить своего ребёнка говорить? И есть ли смысл учить ребёнка сразу двум языкам?

Данная проблема особенно актуальна для интернациональных семей, где родители говорят на разных языках; при этом языком их домашнего общения может быть язык одного из родителей или же какой-то третий язык, которым владеют оба родителя.

Вредно ли для ребёнка быть двуязычным? Синди Кандольф в своей статье «Мифы о двуязычии» («Myths about Bilingualism») высказывает своё мнение по поводу наиболее устоявшихся стереотипов о детском двуязычии. Ниже приводятся главные её положения с авторскими дополнениями.

«Изучение сразу двух языков снижает умственные способности ребёнка, так как он начинается путаться в языках».

К такому выводу когда-то пришли американские исследователи, сравнив успешность выполнения различных задач двуязычными и одноязычными детьми. Однако их исследования не учитывали того факта, что большинство испытуемых двуязычных детей лишь недавно переехали жить в США вместе с родителями и потому хуже знали английский язык и с трудом привыкали к новым условиям жизни. Позднее были проведены другие, более объективные исследования, в которых двуязычные дети не продемонстрировали сколь-нибудь существенной разницы в своих умственных способностях по сравнению с одноязычными — за исключением того, что двуязычные лучше справлялись с языковыми играми.

«Ребёнок должен сначала как следует научиться одному языку, и только потом его можно начинать учить второму».

На самом деле, ребёнок вполне может усваивать два языка одновременно. Здесь важна не последовательность или одновременность усваивания языков, а сама атмосфера, в которой находятся дети при усвоении языка. В тёплой и дружественной семейной обстановке ребёнок вполне может учиться говорить на двух языках одновременно, а в неблагополучной стрессовой обстановке  у ребёнка могут возникнуть трудности и с усвоением одного языка.

«Ребёнок, изучающий два языка, не будет чувствовать себя «своим» ни в одном из них. Он всегда будет чувствовать себя на полпути между двумя культурами».

На самом деле, дети, говорящие на двух языках, ощущают свою принадлежность и к той, и к другой культуре. Говоря на одном языке, они являют собой представителя одной культуры; переходя на другой язык, они превращаются в представителя другой культуры. Об этом говорят взрослые, выросшие двуязычными; они утверждают, что не ощущают каких-то проблем в  самоидентификации с одной или другой культурой. Проблемы могут возникнуть лишь в том случае, если две культуры враждебны друг другу, и ребёнок, вместо того чтобы быть принимаемым каждой из них, отвергается обеими как «имеющий отношение ко второй, враждебной культуре».

«Для двуязычных людей один из их языков является первичным, другой — вторичным. Поэтому когда они говорят на «вторичном» языке, они мысленно переводят свои слова на «первичный» для них язык».

На самом деле подавляющее большинство двуязычных утверждают, что могут свободно думать на любом из двух языков, а не только на каком-то одном из них («первичном»). Поэтому они могут одинаково легко выражать свои мысли на обоих языках.

«Из двуязычных детей получаются прекрасные переводчики».

Известно, что хорошо знать язык ещё не значит хорошо уметь переводить с него. Помимо хорошего владения языком, перевод включает в себя множество других аспектов и требует специальных навыков, которым с равным успехом могут обучиться (или не обучиться) как двуязычные, так и одноязычные от рождения люди, изучившие второй язык позднее.

Из данного правила, однако, есть одно существенное исключение — сурдопереводчики. Большинство сурдопереводчиков являются слышащими детьми глухонемых родителей и, таким образом, выросли «двуязычными», усвоив и естественный язык, и язык жестов.

«Настоящие двуязычные никогда не смешивают свои языки. Люди, которые смешивают языки в своей речи, называются полуязычными».

Иногда двуязычные слегка «смешивают» языки, то есть вносят в используемый ими в данный момент язык примесь слов или калек (лексических или грамматических) из второго языка. Однако это совершенно не значит, что двуязычные не отличают свои языки один от другого. Они могут говорить на каждом из своих двух языков точно так же, как на них говорят их одноязычные носители. Однако, так же как и одноязычные люди, изучившие иностранный язык, они могут намеренно (для повышения экспрессивности, эффектности речи и т.п.) или ненамеренно привносить в свою речь элементы из другого языка.

Полуязычие — сравнительно редкое явление по сравнению с двуязычием. Его отличие от двуязычия состоит в том, что полуязычный человек не может чисто говорить ни на одном из двух языков, а говорит только на их смеси, содержащей элементы и одного, и другого языка (примеры молдавско-русского и осетинско-русского полуязычия). Как правило, дети становятся полуязычными тогда, когда пытаются одновременно усвоить два или более языков в неблагополучных для этого условиях и в итоге не усваивают до конца ни один из них.

«Двуязычные люди страдают раздвоением личности».

Некоторые двуязычные люди действительно утверждают, что они могут быть двумя разными типами личности, в зависимости от того, на каком языке они говорят. Однако это может быть связано всего лишь с тем, что, говоря на каком-либо языке, они начинают вести себя в соответствии с культурными нормами носителей данного языка. При смене языка меняются культурные предписания, а следовательно, и поведение. Это считается одним из главных критериев свободного владения языком вообще: человек должен не только говорить на языке так, как это делают его носители, но и «одевать» на себя их культурные нормы тех, чей язык он в данный момент использует.

«Двуязычие — прекрасное исключение, но правилом, безусловно, является одноязычие».

До сих пор не проводилось исследований числа и процента двуязычных людей в мире, однако, по мнению Синди Кандольф, можно предположить, что двуязычной является более половины населения мира. «Большинство из тех, кто это читает, живут в странах, где одноязычие является правилом. Однако они просто видят вокруг себя неудачный пример, не отражающий действительного положения дел в мире», — пишет она.

«Будьте внимательны: если точно не следовать определённым правилам, вашим детям никогда не удастся изучить два языка!»

Некоторые считают, что сделать своего ребёнка двуязычным можно только следуя определённым правилам и что особенно важным из этих правил является использование обоих языков для общения в домашней обстановке. Однако практика показывает, что дети усваивают оба языка независимо от того, какой язык они слышат чаще, а какой реже. Главное — чтобы дети периодически слышали оба языка.

«Человек не может стать двуязычным после определённого возраста».

Изучение языка действительно тем легче, чем раньше оно начинается. Есть вполне определённое биологическое объяснение тому, почему лишь немногие взрослые могут изучить иностранный язык до уровня носителя языка. Поэтому если вы хотите, чтобы ваш ребёнок стал двуязычным, лучше всего сразу же после рождения ребёнка сделать двуязычным общение в домашней обстановке. Однако, как сказано выше, и взрослый человек в случае необходимости пусть с немалым трудом, но всё же может достичь практически полного двуязычия.

Максим Шарапов по материалам сайта Morsmal.org


Магазин игрушек zapf для малышей. Коляски для кукол, игрушечные кораблики, уникальные куклы и восхитительные аксессуары к ним.

Один комментарий

  1. Алла полагает:

    Мы с мужем много лет занимаемся проблемами детского двуязычия, и как лингвисты, владеющие многими языками, и как родители, и как эмигранты, живущие в другой языковой среде, и как преподаватели языков.

    Еще в Союзе мы начали говорить со старшим сыном по-испански (когда он стал говорить предложениями по-русски — 1 год 10 мес.) Почти тогда же стали учить читать по-русски. Он очень быстро стал понимать все (и то, что ему не надо было понимать, тоже), потом заговорил — легко. Делал системные ошибки — неправильные глаголы спрягал как правильные, что для ребенка, растущего в России, было превосходно. Потом где-то в 4 мы подключили английский, потом латынь, иврит, французский. Развитию его это никак не мешало, профессионально играл на скрипке, занимался шахматами, увлекся математикой, но языки остались. В результате, когда мы приехали в США, ребенок на третий день в стране пошел в школу для одаренных (в 6 классе), потом кончил Колумбийский университет с полной стипендий — сразу по математике и физике, сейчас работает на докторской в Принстоне — с полной стипендией от Принстона. Иногда, когда приезжает к нам, берет Лорку на испанском.Когда надо объясниться, скажет и поймет, но это не свободное владение. По-французски говорит и читает гораздо лучше нас. По-итальянски говорит свободно. Но русский все равно остался родным. Младшему сыну было три, когда приехали в Америку — сейчас ему 17, он не только свободно, грамотно и без акцента говорит по-русски, читает сам, по собственной воле толстые книги на русском, но и делает всю верстку журнала, который мы издаем — на свои средства — для таких семей, которые хотят сохранить у детей русский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *